Мышкин Н.В., Скарбовенко В.А  © 2000

Характеристика памятников савроматского времени в Самарском Поволжье.


Погребальные комплексы
Памятники савроматского времени, раскопанные в Самарской области, представлены одиночными погребениями или курганами в составе могильников более ранних эпох. Некоторые погребения впущены в курганы эпохи бронзы. Зафиксированы также случаи, когда над захоронениями возводились индивидуальные насыпи. Из-за небольшого числа погребальных комплексов остается неясным, какая из этих двух традиций преобладала. Захоронения совершались в простых грунтовых могилах прямоугольной и подпрямоугольной формы. Ямы имели широтную ориентировку, то есть по линии запад — восток. В ряде случаев их конструкцию установить не удалось. Обусловлено это тем, что многие могилы, вырытые с поверхности кургана, были неглубокими. Они прорезали лишь курганную насыпь и древний поверхностный почвенный слой, перекрытый насыпью. Фиксация контуров погребений в таких случаях крайне затруднена. В некоторых могилах прослеживались остатки деревянных, иногда обгоревших, перекрытий. Захоронения преимущественно одиночные. Умерших клали вытянуто на спине, головой на запад, часто с отклонением к северу или югу.

 

Находки в погребениях
В раскопанных памятниках обнаружены разнообразные вещи, которые служили хозяевам при жизни и должны были служить после смерти. Это плоскодонные лепные горшки, имеющие вертикальные пропорции (табл. 8, 2; 9, 1; 12, 16). Орнамент на них либо отсутствует (табл. 12, 16), либо ограничен несколькими элементами, например, ямками по горловине (табл. 8, 2).

Часто встречаются каменные блюда-алтари — плоскодонные, без ножек. В погребениях, исследованных у сел Неприк (табл. 8, 4) и Комаровка, алтари, судя по сохранившимся обломкам, были круглыми. Алтарик из погребения у с. Андреевка имел в плане форму удлиненного овала (табл. 7, 6).

Встречены бронзовые зеркала различной формы. Одно, происходящее из погребения у с. Неприк, выполнено в виде плоского круглого диска без ручки (табл. 8, 3). Два зеркала, так называемого, “ольвийского” типа имеют вид достаточно крупных круглых дисков с вертикальными бортиками и боковыми рельефными ручками. Концы ручек украшены изображениями. В одном случае это фигурка стоящего кошачьего хищника, в другом — головка барана (табл. 7, 1, 4).

Среди украшений савроматского времени следует отметить нашивную бляшку, изготовленную из листа золотой фольги (табл. 7, 5) Бляшка обнаружена в погребении 2 кургана 2 Андреевского могильника и представляет собой овальную пластину с отверстиями для крепления к одежде. На бляшке оттиснуто изображение горного козла. Голова животного повернута назад, ноги подогнуты. Контуры животного удачно вписаны в овальную форму бляшки.

 

Вооружение
Оружие, найденное в савроматских погребениях Самарской области, представлено только бронзовыми наконечниками стрел — трехлопастными, с внутренней или выступающей втулкой (табл. 9, 2—20). Как принадлежность конской упряжи следует, видимо, рассматривать изделие из (кабаньего?) клыка, имеющее два отверстия и обнаруженное в погребении 8 кургана 1 Утевского IV могильника (табл. 18, 3). Кроме того, исследованные погребальные комплексы содержали предметы быта (ножи, иглу, булавку), украшения (бусы, браслет, серьги) и вещи, имевшие, возможно, какое-то ритуальное значение — гальки, колесико-амулет (табл. 7, 3, 7, 8; 12, 5—15).

Среди случайных находок много оружия: мечей, наконечников стрел. В группу случайно найденных вещей входят также удила, колчанный крючок, каменные алтари, бронзовый клевец (табл. 11, 4). Особый интерес вызывают находки мечей и кинжалов (табл. 10, 1—5; 11, 2—3).

Длина найденных в Самарской области мечей-акинаков варьирует в пределах от 26,7 до 70,1 см (при длине клинков — 16—56,7 см). Оформление наверший и перекрестий различно. Так, экземпляры, обнаруженные у сс. Винновка (Ставропольский район), Камышла (Клявлинский район), ст. Марычевка (Богатовский район), в Богатовском районе (точное место находки неизвестно), имеют брусковидное навершие. При этом навершие марычевского кинжала слегка изогнуто. Перекрестья этих акинаков либо бабочковидные (табл. 10, 2), либо приближаются по форме к почковидному и украшены изображениями голов хищных птиц со спирально закрученными клювами (табл. 10, 5).

Некоторые кинжалы и мечи имеют зооморфное навершие. Навершие меча, который случайно найден в окрестностях с. Петровка Борского района, оформлено в виде двух медвежьих голов, соприкасающихся затылками и повернутых мордами в противоположные стороны (табл. 10, 3). У кинжала, обнаруженного около с. Большой Толкай Похвистневского района (табл. 10, 4), оно имеет вид колодочки, от торцовых граней которой отходят две птичьи головки, обращенные клювами друг к другу. Еще два акинака (табл. 11, 2—3) имеют когтевидные навершия, причем изображения когтей на одном из них соединены перекладиной. В основании обоих наверший изображены птичьи глаза. Упомянутые экземпляры клинкового оружия с зооморфными навершиями имеют, в основном, бабочковидные перекрестья. Лишь у одного из этих кинжалов перекрестье почковидное.

 

Аналогии в соседних регионах
Памятники савроматского времени позволяют составить представление лишь о некоторых моментах ранней истории кочевников железного века на территории Самарского Заволжья.

Можно достаточно уверенно говорить о том, что кочевники — “савроматы” во второй половине VI в. до н. э. уже освоили степи Самарского Заволжья. Территория их расселения на севере доходила до рек Самара и Большой Кинель. Какой характер носило проникновение их культуры далее на север, а этот факт отмечен случайными находками (табл. 2), покажут лишь дальнейшие полевые исследования.

Имеющиеся материалы явно неоднородны по своему облику. Если одни тяготеют к самаро-уральской группе памятников и шире, к “сакскому” культурному ареалу, то другие - к западному “скифскому” миру. Прежде всего, это проявляется в предметах материальной культуры и способах их художественного оформления.

На существование связей с западным “скифским” миром указывают зеркала “ольвийского” типа, обнаруженные в погребении 2 кургана 2 Андреевского могильника и в кургане у с. Спасское (табл. 7, 1, 4). Подобные зеркала получили название “ольвийских” в связи с тем, что наибольшее их число обнаружено в некрополе древнегреческого г. Ольвия (Кузнецова Т. М., 1990, с. 110). По одной версии их “поставщиками” являлись скифы (Скуднова В. М., 1962. с. 23—25), по другой, более распространенный, они производились в мастерских Ольвии (Скржинская М. В., 1984, с. 119, 123). Особо следует отметить находку в кургане у с. Спасское Приволжского района. В этом кургане “ольвийское” зеркало было найдено вместе с кожаным мешочком, наполненным каким-то веществом. Вещи лежали на травяной или соломенной подстилке и с каким-либо погребением кургана их связать трудно. Существует гипотеза о связи зеркал “ольвийского” типа с культами греческих богов Диониса и Апполона. В таком случае распространение этих предметов осуществлялось не только по торговым, но и по священным путям, связывавшим античные города Адриатики и Северного Причерноморья с варварской периферией (Кузнецова Т. М., 1991, с. 86—88, 96). В связи с этой гипотезой и находкой зеркала в кургане у с. Спасское “у Кашпирского поворота” следует упомянуть сообщение Геродота о существовании “священных даров, обернутых в солому”, которые передавались от гипербореев через аримаспов, исседонов, скифов до Аттики (Кузнецова Т. М., 1991, с. 88).

Еще одним свидетельством западных связей является золотая нашивная бляшка с изображением горного козла, найденная в погребении 2 кургана 2 Андреевского могильника (табл. 7, 5). Это изображение по своей стилистике и композиционному решению аналогично памятникам искусства из многих раннескифских памятников Северного Причерноморья (Ильинская В. А., 1965, с. 96, рис. 8; Мелюкова А. И., 1976, рис. 2, 1; Яковенко Э. В., 1976, рис. 6; Мурзин В. Ю., 1984, с. 17, рис. 5, 5).

В то же время, каменные блюда-алтари, достаточно часто встречающиеся в Самарском Заволжье, характерны, прежде всего, для кочевников Южного Приуралья (Смирнов К. Ф., Попов С. А., 1972, с. 17; Смирнов К. Ф., 1989, с. 168).

Следует обратить внимание и на сосуд, обнаруженный в кургане 9 Новопавловского курганного могильника в Красноармейском районе (табл. 9, 1). Различные варианты горшков этой формы изредка встречаются в Южном Приуралье (Мошкова М. Г., 1972, с. 54, 61; рис. 2, 7; 5, 3) и широко представлены в памятниках Приаралья, Алтая и Тувы (Вишневская О. А., 1973, с. 75—76; табл. XXII, 23, 24; Руденко С. И., 1953, табл. XXIII; 1960, табл. XVII; Грач А. Д., 1980, рис. 37, 1, 2, рис. 49, 2, 4, 5). Поэтому “сакское” происхождение указанной формы посуды представляется наиболее вероятным.

Многие акинаки с территории Самарской области по особенностям оформления близки оружию из восточных регионов Евразийских степей. Среди таких деталей можно назвать навершия в виде головок хищных птиц, повернутых клювами друг к другу; наличие специальной колодочки в основании зооморфных наверший, зооморфное оформление перекрестий, узкие бабочковидные перекрестья с приподнятыми вверх концами крыльев (Исмагилов Р. Б., Скарбовенко В. А., 1977, с. 77—91).

В целом же, среди савроматских материалов преобладают находки, указывающие на культурное единство кочевников Самарского Заволжья и населения степей Южного Приуралья. Поэтому говорить о том, что степи Самарского Заволжья населяли савроматы можно лишь условно.