Мышкин Н.В., Скарбовенко В.А  © 2000

§3. Савроматы и кочевники Южного Приуралья

В VI в. до н. э. в степях Поволжья и Южного Приуралья появились кочевые ираноязычные племена, которые создали яркую и своеобразную культуру, значительно отличавшуюся от культуры киммерийской эпохи. Новая культура стала частью обширного “скифо-сибирского мира”, то есть ареала культур кочевых и полукочевых евразийских племен, объединяемых широким распространением сходных форм оружия, конской упряжи и изображе ний, выполненных в зверином стиле.

Территорию степного Поволжья к востоку от Дона по свидетельствам античных письменных источников заселили савроматы. По данным Геродота их земли начинались сразу же за рекой Танаис, на ее левобережье. Эта река идентифицируется либо с Доном (Смирнов К. Ф., 1984, с. 30), либо с нижним течением Дона и Северским Донцом (Артамонов М. И., 1949, 13, с. 157, 161, 170; Рыбаков Б. А., 1979, с. 107; Максименко В. Е., 1997, с. 44). Протяженность савроматских владений простиралась на 15 дней пути к северу от угла Меотиды, (Латышев В. В., 1992, с. 262), то есть Азовского моря. В другой части своей “Истории” Геродот, рассказывая о происхождении савроматов, отметил, что местность первоначального обитания этого племени находится в трех днях пути на восток от Таниса и трех днях пути на север от Меотиды (Латышев В. В., 1992, с. 280). Противоречие можно объяснить, если предположить, что в первом случае речь шла о всей территории обитания савроматов, а во втором — о местонахождении их племенного центра (Мошкова М. Г., 1989а, с. 153; Железчиков Б. Ф., Сергацков И. В., Скрипкин А. С., 1995, с. 62). Возможно также, что передаваемая древнегреческим историком информация отражает различные этапы освоения кочевниками степных пространств Волго-Донского междуречья. Не случайно, о меньшей территории речь идет именно в связи с периодом становления савроматов как отдельного этноса.

О конкретных событиях в истории этих кочевников, их обычаях известно немногое. По легенде, переданной Геродотом, савроматы произошли от браков скифских юношей и амазонок и говорят на издревле искаженном скифском языке (Латышев В. В., 1992, с. 95) Диодор Сицилийский назвал савроматов выходцами из Мидии (Кавказ и Дон в произведениях античных авторов. 1990, с. 145). Гай Плиний Секунд сообщает, что они — потомки мидян (Кавказ и Дон в произведениях античных авторов. 1990, с. 219).

В конце VI в. до н. э. (514 г. до н. э. или 512 г. до н. э.) какой-то контингент савроматских воинов участвовал в знаменитой скифо-персидской войне (Латышев В. В., 1992, с. 97). Союзнические отношения во время нашествия Дария Гистаспа не исключали конфликтов между скифами и савроматами. Например, известно что савроматский отряд из 10 тысяч конников и 30 тысяч пеших воинов совершил набег на территорию Скифии (Хазанов А. М., 1971, с. 66) В своих трудах греки отмечали некоторые удивительные для себя савроматские обычаи. Например, достаточно часто упоминается значительная роль женщин в общественной жизни савроматов. Античные авторы подчеркивали, что “народ савроматов управляется женщинами”, “савроматы… женам своим во всем повинуются как госпожам…” (Смирнов К. Ф., с. 37; Граков Б. Н., 1947, с. 111). Они сообщали также, что савроматские женщины ездят верхом, участвуя в сражениях, стреляют из лука и бросают дротики. Девушки не могут выйти замуж до тех пор, пока не убъют трех врагов. Замужние женщины участвовали в походах лишь в случае крайней необходимости. Вместе с мужьями или без них они ездили на охоту и носили одинаковую с мужчинами одежду (Латышев В. В., 1992, с. 96).

Идентификация поволжских кочевников VI—IV вв. до н. э., или их какой-то части с савроматами античных источников является общепризнанной. Определить этническую принадлежность скотоводов Самаро-Уральского региона (включая Самарское Поволжье) гораздо труднее. Некоторые исследователи полагают, что это были исседоны (Шилов В. П., 1975, с. 134; Мачинский Д. А. 1971, с. 30—37). Существует гипотеза о заселении степей Южного Приуралья сначала массагетами, потом дахами (Пьянков И. В. 1975, с. 46—70). К. Ф. Смирнов, исследовавший южноуральские памятники савроматского времени на протяжении многих лет, полагал, что восточная группа памятников Южного Приуралья могла быть оставлена исседонами, а южная и юго-западная — дахо-массагетским массивом племен (Смирнов К. Ф., 1984, с. 14—17). Еще по одной версии (Таиров А. Д., 1991, с. 15, 25) кочевники Южного Зауралья принадлежали к сакскому миру.

 

Происхождение савроматов Поволжья и  кочевников Южного Приуралья.

Происхождение савроматов Поволжья и кочевников Южного Приуралья, а также истоки их культуры и сам процесс ее формирования — проблема, пока не нашедшая удовлетворительного решения. Достаточно долго существует гипотеза о том, что кочевническая культура VI—IV вв. до н. э. в Волго-Уралье сложилась на основе предшествующих культур эпохи бронзы — срубной в Поволжье и андроновской — в Приуралье. Савроматы же являлись прямыми потомками волго-уральских племен эпохи бронзы (Смирнов К. Ф., 1964, с. 182—188). Однако сейчас эта концепция вызывает определенные возражения. Сравнительно недавние исследования памятников позднего бронзового века в Среднем и Нижнем Поволжье не дают достаточных оснований для их датировки позднее XV в. до н. э. (Агапов С. А., Васильев И. Б., Кузьмина О. В., Семенова А. П., 1983; Малов Н. М., 1987). Более того, в последнее время на этих территориях выделен ряд культур, которые демонстрируют своеобразное, отличное от срубных памятников, развитие культурных традиций в период с XIII—XII в. до н. э. по IX/VIII вв. до н. э. (Черных Е. Н., 1983, с. 81—99; Колев Ю. И., 1988, с. 103, 110; Колев Ю. И., 1991, с. 162—206). Этногенетическая связь культур эпохи финальной бронзы и савроматской культуры весьма проблематична (Железчиков Б. Ф., 1997а, с. 12). Непосредственно савроматской культуре предшествовали памятники киммерийского времени (Дворниченко В. В., Кореняко В. А., 1989, с. 148—152). В целом, культура населения степного Поволжья киммерийского времени сильно отличается от культуры кочевников савроматского времени. Поэтому, скорее всего, в создании этнополитического объединения савроматов приняли участие лишь незначительные группы, составлявшие это население (Железчиков Б. Ф., Сергацков  И. В., Скрипкин А. С., 1995, с. 57—58).

Альтернативная гипотеза о миграции в степи Волго-Уралья кочевников со вполне сложившейся культурой либо оставляет вопрос о родине мигрантов открытым (Железчиков Б. Ф., Пшеничнюк А. Х, 1994, с. 5—6), либо исходная территория определяется чисто гипотетически. Предполагается, что истоки культуры приуральских кочевников следует искать на востоке и юге, поволжских и донских — на Кавказе и в протоскифском мире (Железчиков Б. Ф., 1997а, с. 12—13). Однако памятников, идентичных по характеру погребальной обрядности и облику предметов материальной культуры большинству “савроматских” комплексов Волго-Уралья, в указанных регионах нет.

Выше уже было отмечено, что античные писатели достаточно прочно связывали появление савроматов как отдельного народа с ранней историей скифов. В настоящее время фиксируется тяготение некоторых памятников Нижнего Поволжья (по элементам погребального обряда и инвентарю) к скифскому миру и кочевникам Северного Кавказа (Железчиков Б. Ф. 1997а, с. 22). Интерес представляет гипотеза о формировании савроматского этноса в результате проникновения в поволжские степи скифских воинов, вернувшихся из переднеазиатских походов и вступивших в контакты с местным населением. Впоследствии началось культурное обособление этого региона, которое завершилось во второй половине VI в. до н. э. (Погребова М. Н., Раевский Д. С., 1997, с. 82—85). В этой связи следует упомянуть, что некоторые погребальные комплексы Южного Приуралья по мнению исследователей могут отражать этногенетическую связь какой-то части населения этого региона со скифскими племенами, локализовавшимися на западе (Таиров А. Д., Гаврилюк А. Г., 1988, с. 149; Гуцалов С. Ю., 1998, с. 8—9). Следует добавить, что нижневолжские кочевники испытывали влияние не только скифской культуры, но и влияние южноуральских племен, а также их более восточных соседей (Дворниченко В. В., Очир-Горяева М. А, 1997, с. 112).