Мышкин Н.В., Скарбовенко В.А © 2000

Памятники киммерийской эпохи в Самарском Заволжье.

           Некоторые погребения и случайные находки на территории Самарского Заволжья можно включить в группу именно этих памятников.

            VIII—VII вв. до н. э. датировано (Смирнов К. Ф., 1961, с. 71; 1964, с. 29) погребение, раскопанное у с. Ягодное в Ставропольском районе (Мерперт Н. Я., 1954, с. 51—53). Так как могила прорезала лишь верхний слой материкового грунта, ее форма и конструкция не были прослежены. Н. Я. Мерперт, исследовавший памятник, предположил, что погребенный был втиснут в узкую яму. Скелет юноши 16—18 лет лежал вытянуто на спине головой на ЮВВ. Его правая нога была слегка согнута в колене. Неподалеку от погребенного были обнаружены зубы лошади и бронзовые принадлежности конской упряжи (табл. 6, 1). Автор раскопок определил эти предметы как псалии, К. Ф. Смирнов — как застежки уздечки.

            Ко времени перехода от эпохи бронзы к раннему железному веку, судя по радиоуглеродным датам, относятся два погребения, исследованные П. Ф. Кузнецовым в могильниках Нижняя Орлянка I (кург. 1, погр. 3) и Спиридоновка II (кург. 1, погр. 1). Возраст первого комплекса — 2870±70 лет, второго — 2840±80 лет (Кузнецов П. Ф., 1998, с. 57). Эти захоронения были впущены в курганы эпохи бронзы. Заупокойный сопровождающий инвентарь отсутствовал. В погребении 3 кургана 1 Нижнеорлянского I могильника скелет лежал на правом боку с завалом на спину, со слегка согнутыми руками и ногами, головой на юго-запад. Костяк, обнаруженный в погребении 1 кургана 1 Спиридоновского II могильника лежал скорченно на левом боку, головой на юго-восток.

            Остальные предметы, относящиеся к рассматриваемой эпохе, представляют собой случайные находки или происходят из разрушенных курганов.

            Около поселка Серноводск Сергиевского района, по данным краеведа П. Д. Лупаева, был найден бронзовый топорик с плоским лезвием, овальным проухом и уплощенным обухом (табл. 6, 3). Наиболее точной аналогией этой находке является экземпляр, найденный возле с. Билярска в Татарии. А. Х. Халиков счел возможным отнести билярский топор к кругу бронзовых топоров-секир киммерийской эпохи (а точнее, второй половины VIII—VII в. до н. э.), являвшихся символами власти (Халиков А. Х., 1977, с. 179, 180, рис. 68, 1). Однако своей формой серноводский и билярский топорики больше похожи на некоторые образцы подобного оружия из раннескифских памятников, например на парадную секиру (Ильинская В. А., Тереножкин А. И., 1983, с. 57) из Келермесского 1 кургана. Но все скифские боевые топоры изготовлены из железа (Черненко В. Е., 1986, с. 142). Исключение составляет бронзовая секира из кургана конца VII — начала VI в. до н. э. у Цукар — Лимана в Крыму (Ильинская В. А., Тереножкин А. И., 1983, с. 107—108).

            Найденные около станции Марычевка Богатовского района бронзовые удила с большими одинарными кольцами (табл. 6, 5) относятся к типу, который был рапространен в VII в. до н. э. на Северном Кавказе (Иессен А. А., 1953, с. 104—105). Дата бронзовых двукольчатых удил (табл. 6, 4), происходящих из кургана Железный Мар у с. Благодаровка Борского района — VIII—VII вв. до н. э. (Иессен А. А., 1953, с. 104). В Среднее Поволжье они попали, видимо, с территории Кавказа или Нижнего Дона (Смирнов К. Ф., 1964, с. 78). Концом VII — началом VI в. до н. э. следует, видимо, датировать костяной псалий с зооморфным изображением (табл. 6, 2), найденный у с. Рысайкино Похвистневского района (Смирнов К. Ф., 1961, с. 80).

            Таким образом, в начале I тысячелетия до н. э. степные и лесостепные районы Самарского Заволжья занимали немногочисленные группы кочевого населения. Незначительность археологических данных и полное отсутствие письменных свидетельств не позволяет определить характер этих групп, их культурную и этническую принадлежность. Следует отметить, что они каким-то образом были связаны с населением Северного Кавказа и миром финно-угорских племен Волго-Камья.